Моя семья – ровесница постсоветской России

Опубликовано От Ирина Анохина

В июне 1996 года родилась наша семья. В этом году проходили выборы президента второй раз. Мы проголосовали за Ельцина. Потому что было так: или Ельцин или Зюганов. К этому времени мы против коммунистов ещё ничего не имели, но возврата к советскому почему-то уже не хотели. Выбрали Ельцина.

В июне 1998 года на свет появился наш первенец, долгожданный сын. А в августе этого года грянул дефолт. Мы, молодые родители были ужасно напуганы. Скупали памперсы и детское питание. Как теперь это кажется смешным. Но тогда было не до веселья. Ребёнку три месяца. Грудного молока не очень много. Боялись, что с полок магазинов исчезнет всё, и детские товары в том числе. Чем кормить ребёнка? К тому же под ударом оказались накопленные денежные средства в банках и была угроза потерять всё. Ну ничего, пережили. Мелочь это всё оказалось по сравнению с происшедшем в стране потом.

1999 год. В Москве взорваны жилые дома. Нашему сыну год только исполнился. Я в ужасе. Мы даже уехали тогда на дачу на несколько дней. Убежали из города. Что это, война? Что делать? Невозможно описать мои пережитые чувства страха и отчаяния тогда. Но время шло дальше.

2000 год. Президентом становится В.В.Путин. Мы голосовали за него. Тогда была надежда и вера, что моя семья будет в безопасности в своей же стране, что мы будем чувствовать заботу и внимание государства. Но в августе, как гром среди ясного неба, известие о гибели подлодки Курск. В это время я была на даче с двухлетним сыном. Постоянно слушала новости по старому радиоприёмнику. С этой трагедии началось великое враньё представителей власти и СМИ. Передавали, что моряки живы, идёт перестукивание. Все ждали, что людей вот-вот спасут всеми современными способами. Никого не спасли, официальные лица врали нам. Очень раздражал тогда новоизбранный президент, выступавший по телевизору. Загорелый, весёлый и отдыхающий в отпуске в Сочи. Всё закончилось словами: “она утонула”. Самую правдивую информацию об этой трагедии выдал С.Доренко по первому каналу, за что и был снят с эфира первого навсегда.

2002 год. Тогда, в октябре я была глубоко беременна. Старшему сыну 4 года. В Москве чеченскими террористами захвачен театральный центр на Дубровке. Помню, как следили за новостями по телевизору. Мирных людей захватили прямо вовремя самого патриотичного (и как оказалось единственного такого), самого семейного мюзикла, на который ходили целыми семьями, даже с малыми детьми. Какими словами передать то, что я чувствовала в те дни? Шок! Страх! Абсолютное непонимание случившегося. Что это, война? война… А в декабре 2002 года я рожаю сына! Радость! У меня два мальчика!

2004 год. На выборах победил Путин. Уже не помню, как голосовали. Я занималась маленькими детьми. 6-го февраля, в мой день рождения, на нашей замоскворецкой линии метро, в вагоне произошёл взрыв. И это случилось в самый час пик. Погибло и пострадало много людей. А 1-го сентября случился Беслан.  Бандиты захватили заложников в школе. Опять страх, непонимание, растерянность, ужас! Что это, война? Война…

2005 год. Старший сын пошёл в первый класс. Какое радостное событие для нашей семьи! Я была очень счастлива, потому что представляла школу как что-то прогрессивное, современное. Считала всех учителей суперпрофессионалами. Это же Москва! Это же 21-й век!

2006 год. Опять взрыв в Москве. На Черкизовском рынке.

2008 год. Лето.  Наша семья, как всегда в это время, находилась на даче. В новостях передали, что произошёл вооружённый конфликт с Грузией. Ничего не понятно! Как? Почему? Что это? Война? Война… Лишь через несколько лет я узнала, что мои две грузинские подруги юности и их семьи живы. Правда каждая из семей понесла потери.

2009 год. Наш младший идёт в первый класс. К этому времени я уже знаю, что школа не современна, ужасна, и профессионалов в ней мало.

И в этом же году происходит взрыв в поезде Невский экспресс. Опять жертвы.

2010 год. В марте, в час пик на станциях метро Лубянка и Парк культуры произошли теракты. Много погибших студентов. Какая паника тогда охватила нас. Ведь наш старший сын уже активно пользовался метро. А впереди студенческие годы.

2011 год взрыв в аэропорту Домодедово. Мы живём. Дети учатся. Ездим в метро, летаем самолётами.

В 2012 году старший сын среди прочих награждений, получает грамоту за победу в олимпиаде по Экономике. Это было неожиданно для нас, родителей. Ведь такого предмета не было в школьной программе 8-го класса. Но именно тогда он определился чем хочет заниматься и чему учиться дальше.

2013 год, сентябрь. Я пришла в школу за младшим сыном. Все школьные годы я сопровождала детей в школу и встречала после занятий. Таковы требования. В тот день мой пятиклассник вышел в слезах. Меня охватила паника. Ну что же могло случиться в первый день нового учебного года? Конфликт с новым классным руководителем? Оказалось, что к очередной годовщине Бесланских событий ребятам показали документальный фильм. Собрали все классы от 5-го до 11-го в актовом зале и показали фильм, который и взрослые-то вынесли с трудом. Мой ребёнок вышел из зала рыдая раньше окончания сего мероприятия. Надо ли было всем возрастам без разбора это показывать? Хотя сейчас такое по всем федеральным каналам каждый день показывают…Особенно с 2014 года. И это война…

2014 год. Наша семья в разладе. Пол семьи- в патриотическом угаре, половина-в ужасе и отвращении к происходящему. С экрана телевизора полился смрад. Кажется, что война вокруг нас. Её хотят, навязывают, за неё агитируют. В феврале 2014-го первый случай стрельбы в школе. В Москве. А 15-го июля снова погибли люди в метро. Власти назвали это техногенной катастрофой.

В этом же году вышел фильм Левиафан. Посмотрели. Фильм был созвучен нашему душевному состоянию тогда. Абсолютная Российская безысходность на фоне потрясающей природной красоты. Запомнился эпизод, где стреляют по портретам руководителей страны как по мишеням в тире. Один из персонажей говорит, что портреты с некоторыми попридержит пока, то есть не даст расстрелять. Якобы время ещё не пришло.

2015 год. 27-го февраля был убит Борис Немцов. Это лично моя точка невозврата. Он мой земляк. Начало его деятельности в Москве совпало с началом моей новой жизни в этом городе. Его показательно убили в центре Москвы под камерами. А он всегда был против войны. Любой. Я хорошо помню его выступления ещё по нижегородскому телевидению. И вот погиб расстрелянный как на войне. А это и есть война… В августе начали ликвидировать санкционные продукты. Весь интернет забит роликами, на которых и сейчас огромными тракторами давят сыр, помидоры, яблоки и т.д.

В сентябре по телевидению стало подробно освещаться участие российский войск в войне в Сирии. В новостях подробно рассказывали, как боевики издеваются над женщинами. Порой стало казаться, что передают сводки с фронта Великой отечественной войны, то, что творили фашисты.

По федеральным каналам начался ад. Эфиры заполнились отвратительными политическими ток-шоу. Идиоты разных мастей и рангов в дорогих заграничных костюмах день и ночь рассказывают: как плохо в Украине, почему распался СССР, клеймят Ельцина, радуются продуктовым санкциям, призывая выращивать на даче огурцы. Вообще, телевизор становится помойным ящиком. Смотреть бесконечные шоу об изнасилованиях, разоблачениях, где трясут грязным бельём звёзд всех мастей, передовыми сводками с фронтов в полном рассудке невозможно. В октябре 2015-го взрывается самолёт рейса Шарм-Эль Шейх – Санкт-Петербург. Погибли люди, летевшие с отдыха. Это невозможно осознать! Семьи, дети!

2016 год. Старший сын участвовал во всероссийской олимпиаде школьников по экономике. Он очень ожесточённо готовился, переживал. Ритм его школьной жизни был очень напряжённым, ведь на кону-поступление в выбранный университет. Надо было набрать максимальные баллы и по ЕГЭ, и подготовиться к олимпиаде! Это совершенно разные задачи! И школа здесь не помогает, а скорее мешает, забирает время! Сын стал победителем регионального этапа Всеросса, до победы в заключительном этапе ему не хватило всего два балла. Параллельно, участвуя в другой олимпиаде, он получил диплом о том, что вошёл в “Золотой запас экономистов России”, за подписью академика В. А. Садовничего — ректора МГУ. ЕГЭ было сдано на 80+ баллов. Всего этого хватило для поступления в универ на желанный факультет.

В июне 2016 года поразило известие, что на Карельском Сямозере погибли 14 московских школьников. Шок от того, что погибли дети, отдыхающие в летнем лагере. Известие о гибели детей в мирное время переносить особенно тяжело. А в декабре 2016 года под Сочи разбивается Ту-154, который летел в Сирию. На его борту были артисты ансамбля имени Александрова, известная доктор Лиза (Е. Глинка), журналисты. Снова погибли молодые! Недалеко от нашего дома, в соседнем дворе, появился стихийный мемориал с фотографией молодого человека, который видимо здесь жил. Состояние у нас, взрослых, тогда было отвратительное. Очередное непонимание происходящего. Что это, война? Потом и мы, и все праздновали Новый год.

2017 год. 3 апреля в Санкт-Петербурге в метро прогремел взрыв. Помню, как мы напугались за близких знакомых, которые в это время находились в этом городе. К счастью им повезло. Их не коснулось.

2018 год. В этом году наш младший сын закончил 9-ть классов и сдал ГИА без троек. Даже по математике получил твёрдую четвёрку, хотя все годы учёбы именно она давалась ему тяжелее всего. Его хорошие оценки-это моя родительская победа в школьной битве. И это тоже война! Обстановка, предшествующая экзаменам в этом году была тяжёлая. В марте, в школьные каникулы, случился пожар в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово. Погибло очень много детей. Они сгорели заживо. Тогда (да и сейчас) не укладывается в голове: как такое могло произойти в 21 веке, в стане, победившей фашизм? А перед этой трагедией прошли президентские выборы, где переизбрался Путин. В день выборов школьные дворы украсили полевые кухни, киоски с какой-то едой и … мангалы. У школ жарили шашлыки! Не удивлюсь, если в следующий раз будут под них наливать боевые 100 граммов и взрослым, и детям! Чего уж стесняться то.

Уже летом вся страна праздновала ЧМ по футболу. В Москве гуляли болельщики разных стран. Любители футбола заливались соловьями от восхищения происходящим. Люди радовались и были радушными, полицейские – вежливыми, пиво лилось рекой. Ничто не напоминало о весенней трагедии. Пережили в который раз. А в октябре произошло массовое убийство в колледже в Керчи. Ничего не понятно было тогда, не известно и не понятно и сейчас. Как? Почему? Это война…

2019 год. Случилась пенсионная реформа! У нас украли 5ть лет жизни! А 5 мая в огне погибли люди, пассажиры Суперджета. 41 человек. Это произошло только что. Но по всем федеральным каналам сейчас, в 20-тых числах мая идут бессмысленные говно-шоу про Украину. Сволочи-ведущие искренне возмущаются положением дел там, ничего не обсуждая, что делается здесь. Сбывается сюжет фильма «Левиафан», когда властям надо снести условный дом(сквер) именно на этом месте и поставить Храм, как происходит сейчас в Екатеринбурге. Или как в небольшом городе местные князьки требуют снести реальный жилой частный дом, да ещё и за счёт хозяина этого дома, чтобы построить на этом месте для себя-любимых коттеджи, как будто земли вокруг на Руси мало.Вся Москва страдает от точечных застроек. Район, где мы живём, в том числе. В стране множится ненависть к москвичам. Потому что правительство Москвы повезло мусор отсюда в Сибирь. И люди, живущие там, справедливо восстали.

      Всё, что происходит — это война. Невозможно абстрагироваться от происходящего. Я, моя семья живём здесь и сейчас. И у меня складывается убеждение, что мы в окружении абсолютного зла, силы которого неисчерпаемы, что всё происходящее в стране противоестественно, что идёт уничтожение человека и моральное, и физическое. И нет завтрашнего дня! Для меня как матери это невыносимое чувство! Идёт гражданская война, как шла в 90-х. И мы живём вопреки, а не благодаря!

Читать также

Ирина Анохина
anohinai@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 − 4 =