У меня было очень советское детство

Опубликовано От Ирина Анохина

Меня зовут Ирина Мне 49 лет. Я родилась в Советском Союзе. В Дзержинске, городе химиков. Это в 34 километрах от Нижнего Новгорода. Н.Новгород тогда был режимным закрытым городом, Туда отправляли в ссылку. С 1980 по 1986 год здесь в ссылке был академик Сахаров. Тогда это был город Горький, закрытый для посещения иностранными гражданами. Сейчас кажется странным, что этот крупный древний город в советское время имел статус ссыльного поселения. И это в 400 км от Москвы. Может быть поэтому магазинные прилавки были пустыми и в самом Горьком, и в городах области. Не было ни продуктов, ни одежды, ни обуви. Всё для жизни и быта доставалось по блату, которого у нашей семьи никогда не было. В Дзержинске с продуктами было лучше. Это называлось «Московское снабжение». Так как город химической промышленности был вредным производством и в основном работал на оборонку.

Я помню такое. В классе 1,2,3-ем я после школы часто забегала к подружкам. Мы бежали к холодильнику, а там пустота. Одной моей подружке детства родители оставляли деньги, что-то рубль с копейками, что бы она пообедала в ближайшей столовой. Мне это было удивительно. Меня-то дома постоянно ждал домашний обед, да и холодильник был не пустым. Я помню только стеклянные бутылочки кефира. Еда была, а какая, меня тогда это слабо интересовало. Почему у моих девочек было не так, я поняла потом. Дело в том, что мы жили с дедушкой и бабушкой. Дед с утра брал авоську и удостоверение Ветерана ВОВ, шёл в магазин, совал в нос бабулькам в очереди документ и без очереди  затоваривался тем ,что давал советский промторг. Бабушка потом готовила из того, что принёс дед. Ещё у деда под окном был огород. Из-за границ которого он постоянно воевал с соседями. Там росла яблоня, какая-то зелень. Картошка и соленья-варенья в нашей семье всегда были, благодаря бабушке по отцу. Она жила в деревне и её огород снабжал семью её единственного сына. А у подружек моих не было рядом бабушек и дедушек.

В 1982 году мы получили отдельное жильё. В этот год подошла мамина очередь на квартиру. Бабушка не дожила до счастливого момента несколько недель. Мы переехали от деда на другой конец города. Во тут-то и опустел наш холодильник. Когда мама возвращалась с работы, все магазины уже были закрыты. Кстати, героине фильма Э.Рязанова, которую играет С.Немоляева, ещё повезло, что в обеденный перерыв ей удалось «ухватить курицу». Днём магазины, вообще-то, тоже закрывались на обеденный перерыв, который совпадал с перерывами на предприятиях. Да и было то этих магазинов два-три. Семью спасала всё та же картошка из деревни. Моя мама тогда была моложе, чем я сейчас, намного  моложе. Она вспоминает, что была абсолютно замучена бытом. Все силы уходили на то, как достать еду и самое необходимое. Двое детей, я и мой брат, пьющий муж. Про отца отдельная история. Теперь я понимаю почему он пил. Кстати пьющие отцы тогда были почти у всех моих ровесников. Ну кто-то пил больше, кто-то поменьше.

В летнем пионерском лагере, куда отправляли моих подружек регулярно, я побывала один раз из любопытства. Мне этого хватило сполна, больше я туда не просилась. Нас с братом отправляли каждое лето в деревню к бабушке отца. Что бы мы делали без бабушек!

Бабушка по маме Ольга, с которой я провела первые 12 лет жизни, была суперхозяйкой, рукодельницей. Она полностью с любовью обшивала меня, шила одёжки для моих кукол, делала шкатулки из открыток для моих девочкиных секретиков. Она умерла в 58 лет глубокой старушкой внешне. Это всего на 9 лет больше моего возраста сейчас. Она ждала мужа с войны, гробя свою молодость на оборонном предприятии. Город Горький производил в войну больше снарядов, чем вся Германия тогда.

Бабушка по отцу Липа тоже работала на оборонке в 16 лет. В 1946 году родилась моя мама, через два года родился её брат, мой дядя. Отец тоже родился в 1946 году. Родители моих родителей зародили своих детей на радостях от Победы. Как Ольге удалось вырастить тогда двоих детей!?Её муж (мой дед) был партийный. После войны партия посылает его, из Горького, на строительство города Дзержинска. Города великой социалистической химической промышленности. И бабушка и дедушка работали на вредном производстве, а после работы и в выходные дни, участвовали в строительстве жилых домов. В одном из которых получили двухкомнатную квартиру, где и родились мы с братом.

В начальной школе я училась хорошо, было весело. В социуме я с 9 месяцев жизни. Ясли, детский садик, как и было положено советскому ребёнку. Все взрослые работали. Братишка рос забавным мальчишкой, смешным, очень позитивным. Бабушка Оля полностью вела дом. Всё рухнуло в 1982 году. Рак. Больница, дома с невыносимыми болями, опять больница. Умерла она на глазах внуков и дочери. Мы все были в комнате. Помню, бабушка как-то необычно вытянулась.

Мой дед, после выхода на пенсию, подрабатывал в детском садике сторожем. Это прямо во дворе нашего дома. Из окна квартиры было видно как он обходит детсадовскую территорию.

9 мая для него был самым великим праздником. Он очень любил праздничную демонстрацию, надевал все свои ордена, очень радовался поздравительной открытке от родного завода. А ночью после праздничной рюмочки кричал, просыпаясь «За Родину, за Сталина» И когда 90-х завод перестал его поздравлять, дед расстраивался до слёз, как ребёнок. Успокоить его могла только

бабушка. Я знала, что у деда в лёгком сидел осколок. Больше не знала о его военном прошлом ничего. Он не говорил о войне ничего не только нам, внукам, но и своим детям. Не оставил никаких воспоминаний. О его военном пути я узнала недавно, спасибо сайту «Память народа» и слава интернету. Через что пришлось пройти молодому человеку, один маршрут чего стоит, не подаётся никакому объяснению и осмыслению. Но это отдельная история.

В школьные годы я много читала, ходила в библиотеку. Это были в основном сплошь идеологические, как говорят сейчас, книги. К совершеннолетию у меня сформировалось совершенно не нужное для сегодняшнего времени сознание: богатство плохо, деньги зло, главное душа. Но правда вместе с этим росла досада, что ничего нельзя купить из той же одежды, например. В 16+ хотелось наряжаться, на носу выпускной. В 1986-87 годах появились талоны. На всё необходимое. Везде длиннющие очереди. Для того что бы можно было что-то купить, я с подружками ездила в Москву. Один раз достоявшись в очереди в обувной отдел, ворвавшись туда, я схватила туфли-лодочки. Оказался не мой размер! Но при ближайшем рассмотрении я поняла, что обе туфли на одну ногу. Все равно, думала, не заметно. И продавщица не против будет спихнуть этот товар, обрадуется наверное. Оказалось –нельзя. Не приняли. Как я тогда расстроилась. Выпускной на носу! Не помню в чем была потом. Вот эту историю помню хорошо.

Но, конечно, тогда с подружками было весело, мы много смеялись, шутили. Юность же! Потом тоже было «весело». Но это было совсем другое веселье. Это были мои девяностые.

У меня было очень советское детство.

Читать также

 

Ирина Анохина
anohinai@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × три =